Волчье восстановление

Чем больше мы узнавали о волке, тем активнее городская общественность продолжала выступать за волчье возвращение. Хотя нелегальное изъятие волков продолжалось на локальных участках в Северной Америке и Европе, оно было недостаточно, чтобы предотвратить рост популяции волка. В Миннесоте, около 75% населения воспринимало волка положительно (Керлетт, 1986), статистика, которая могла быть воспроизведена в большей части Северного полушария.


Волчья популяция Миннесоты сейчас возможно около 2000, базируясь на оценках динамики, сделанных Фуллером и другими (1992), и расширилась в соседние Висконсин и Мичиган (Тиль, 1978, Мех и др., 1995б), где волки насчитывают свыше 100 особей (Мич и др.. 1995а). Другие миннесотские волки в конце концов проникли в Дакоты (оба штата Дакота - Сев. и Южн.) (Лихт и Фритц, 1994). Канадские волки больше не отстреливались, достигнув Монтаны, и они начали вновь заселять область Национального парка Ледниковый Парк (Рим и Мэттсон, 1982). Одна пара даже вырастила щенков среди стада скота в прериях восточного склона Скалистых гор (Дайамонд, 1994). Монтана сейчас заселена оценочно 70 волками, и новые животные из Канады проникают в Айдахо и штат Вашингтон (Мех и др., 1995а).
Европа стала свидетелем той же тенденции.

В Италии популяция волка отозвалась на охрану, которая была результатом исследований и образовательных усилий Боитани, и увеличилась до 300 особей, которые даже населяют районы вокруг окраин Рима. В Испании количество волков достигло 1500-2000 (Бланко и др. 1990), и в Польше около 850 (Бобек и др. 1993). Избыток появился в Финляндии (Пуллианен,1993) и в конце концов новая популяция появилась, населяющая одновременно Норвегию и Швецию, в настоящее время насчитывающая 20-25 (Промбергер и др 1993а). Волки также распространились из северной Италии во Францию и из Польши в восточную Германию (Промбергер и др. 1993б).


Значительно улучшившееся общественное отношение к волку, совмещенное с просвещением и введением в жизнь законов позволили распухающим волчьим популяциям использовать области, которые не были местами обитания волка на протяжении десятилетий, таким образом демонстрируя врожденную волчью приспособляемость. Новые участки обитания волка включают районы с более высокой густотой дорог (Фуллер и др. 1992) и намного более открытые, доступные и населенные области. Размножающиеся стаи ныне живут менее чем в 90 км от Миннеаполиса и Сент-Пола, штат Миннесота. Один волк был прослежен с помощью радио от леса, в котором он вырос, до фермерских полей в 30 км от центра Сент-Пола (Вайдевен, 1994).

Животное бродило по сельхозугодьям несколько недель перед тем как вернулось в лес. Другие волки, прокладываюшие свой путь к югу от Миннеаполиса и Сент-Пола, сбиваются машинами или отстреливаются, принимаемые по ошибке за койотов (Canis latrans). Волки, проникшие в Северную и Южную Дакоту, пересекли большие открытые пространства (Лихт и Фритц 1994). В Испании волки подобно койотам живут на пшеничных и подсолнуховых полях в регионах, где плотность населения до 200 человек на кв. км. (Вила и др. 1993). Животные подбирают отбросы и останки скота и охотятся на мелких млекопитающих. В Канаде, Аляске, Скандинавии, Среднем Востоке и на большей территории Азии, волчья численность стабильна или увеличивается (Гинсберг и Макдональд, 1990).


Будучи под охраной, волки могут расширять свой ареал быстро (Фуллер и др. 1992). Среднее количество щенков в помете от 5 до 6 (Мич, 1970). Территориальные стаи производят потомство каждый год и достигающие половой зрелости особи расселяются (Фритц и Мич, 1981, Гезе и Мич, 1991) на расстояния, которые могут превосходить 800 км, если считать длину маршрута (Фритц, 1983). Они ищут пару и образуют новую стаю (Ротман и Мич, 1979) в новых районах (Рим и др. 1991)


В то время как волки распространялись с неосвоенных территорий, они успешно уживались с большим количеством дорог, автомобильным движением, человеческим жильем, фрагментированными участками обитания и другими антропогенными беспокоящими факторами (Мич и др. неопубликованные данные). Некоторые были неспособны к адаптации, особенно первые волны переселенцев. Тем не менее, волки которые все же поселились в полуосвоенных районах, видимо, стали более привычными к возросшим факторам беспокойства, и вся популяция потом стала более адаптированной к увеличившемуся беспокойству.
В Италии, Испании и Португалии, где большая часть волчьего рациона состоит из отбросов, волки обычно находятся в лесистых горах днем и направляются в деревни ночью для собирательства (Цимен и Боитани, 1979) В Северной Америке, плотности популяций копытных высоки и вблизи городов.

Следовательно, волки имеют обильный естественный источник пищи, когда они продвигаются в новые, "недикие" области.
Когда волки показываются в новых районах, они собирают новых сторонников, которые поддерживают их восстановление. В Европе Европейская Волчья Сеть, озабоченная восстановлением волка в Центральной Европе, (Промбергер и Шредер, 1993) стала частью Группы специалистов по волку МСОП в 1992. Другие организации возникли в Северной Америке, которые призывают к реинтродукции волков в такие места как Аризона, Колорадо, северный участок штата Нью-Йорк и Новую Англию.