Обыкновенный канюк (B. buteo)

Обычный гнездящийся вид. Как и в прошлом (Богданов, 1871), широко распространен по всей правобережной части области, обычен в байрачных лесах Красноармейского района, вдоль пойм рек Медведицы, Хопра, Идолги, Чардыма, Курдюма и др., а также по овражным лесам вдоль р. Волги. В Заволжье гнездование отмечалось ранее в самых северных, прилегающих к Волгоградскому и Саратовскому водохранилищам районах, а также в пойме р. Б. Иргиз. Из южного Заволжья достоверных сведений о размножении канюка в первой половине нашего столетия не поступало. Исключение составляет лишь территория Дьяковского леса в Краснокутском районе, где хищники регулярно гнездились (Орлов, Кайзер, 1933).

В последнее десятилетие появились достоверные сведения (коллекционные материалы Зоологического музея СГУ) о размножении вида в южном Заволжье: известно несколько гнезд канюка на территории Александрово-Гайского и Новоузенского районов. Таким образом, гнездовая область вида в настоящее время охватывает практически всю территорию области, однако размножение канюка в Левобережье имеет мозаичный, нерегулярный характер. В период послегнездовых кочевок с середины лета число встреч вида в левобережной части значительно возрастает. Так, с конца первой декады июля постепенно нарастает численность хищников в Дьяковском лесу, например, 24.07.1990 г. на маршруте протяженностью 11 км отмечено 5 птиц. Этот процесс продолжается в течение августа, а в начале сентября канюк является самым многочисленным хищником на юге Краснокутского района. В это время на маршруте, проложенном по окраине Дьяковского леса, протяженностью 10 км в 1990 г. было зарегистрировано 10 птиц.


Показатели численности относительно стабильны. На территории Михайловского заказника в Воскресенском районе в июле 1987 г. численность канюка составила 0,5 ос./км2 гнездопригодных местообитаний. В пойме р. Хопер в мае 1991 г. плотность населения не превышала 0,4 ос./км2, а в этот же период 1995 г. в лесах Красноармейского района – 0,6. В пределах Дьяковского леса ежегодно гнездится около 10 пар этих хищников.


Весенний пролет начинается с последних чисел марта; в начале апреля канюки летят большими стаями (12.04.1991 г. отмечена стая из 25 особей у с. Луганское). Временные границы миграции хорошо выражены, со второй половины апреля летят преимущественно одиночные птицы. В третьей декаде этого месяца пролет совсем незаметен. Гнездится канюк на высоких деревьях, обычно вблизи лесных опушек. При постройке гнезда часто использует зеленые ветви сосны. Кладки состоят из 2-4, в среднем (n = 8) 3,6 ± 0,2 пестрых с бурыми пятнами по беловато-зеленому фону яиц.

Полные кладки отмечались в 1990, 1993-1997 гг. в пойме р. Хопра уже в последней декаде апреля – начале мая. Молодых летных птиц, легко обнаруживаемых по громкому крику, зарегистрировали, например, 29.06.1987 г. в Воскресенском районе.
Осенняя миграция совмещается с кормовыми передвижениями молодых птиц, которые в августе наблюдаются повсеместно. В сентябре проходит активная миграция: птицы летят стаями по 10-12 особей или мелкими группами по 2-4 птицы. Максимальное скопление общей численностью 57 птиц отмечено в 1988 г. в Дьяковском лесу. Пролет продолжается до середины октября.


Пищевой спектр вида в пределах области крайне разнообразен. Основу питания канюка, как правило, составляют мелкие позвоночные животные, являющиеся доминирующими либо фоновыми в гнездовых биотопах хищника. Так, например, значительное место (66 %) в добыче этих птиц в пойме р. Хопра занимают пресмыкающиеся (прыткая и живородящая (Zootoca vivipara) ящерицы, обыкновенный уж); на долю мелких мышевидных грызунов здесь приходится около 25 %, значительно реже канюки добывают птиц. В заволжских районах основу питания хищников составляют грызуны (малая лесная (Apodemus uralensis), полевая (A. agrarius) и домовая (Mus musculus) мыши, обыкновенная полевка и степная пеструшка), несколько реже эти птицы добывают в открытых местообитаниях птиц, крупных насекомых и пресмыкающихся.