Мышление шимпанзе

Что происходит в голове у шимпанзе?

В голове у шимпанзе, так же как у человека, находится мозг. Мозг управляет всеми нашими поступками, хотя мы, люди, и не замечаем этого. По поведению животного можно судить о том, что происходит в его мозге. Опыты с множественными приборами показали, что животное способно запоминать и распознавать.


Все, что животное воспринимает и запоминает, наука называет информацией, обработанной мозгом животного. Тем самым животное отражает объективную действительность. Но, разумеется, мозг не физическое, а биологическое зеркало. Любое отражение – это не просто восприятие объективных данных, а переработанное содержание психики. Убедительным примером тому служит распознавание величины и формы рыбами, на что способны, конечно, и шимпанзе.


К сведениям, которые поступают в мозг, относится не только то, что воспринято с помощью, скажем, органов зрения или слуха, но и ощущения собственных достижений высших животных. Уже в ранней юности шимпанзе играет со стеблями и палками и таким образом приобретает опыт. Он включает запоминание того, что делала обезьяна, и того, что получилось в результате этой деятельности. Применительно к аппаратам, которые могут сохранять что-то для последующего использования, мы говорим о накоплении и сохранении информации.


Юный шимпанзе накапливает знания, которые исходят как от его объективного окружения, так и от форм его движений. Человекообразные обезьяны могут использовать накопленную информацию. Например, мы видим, что в случае понимания результат действий шимпанзе в той или иной степени предвиделся заранее. В голове обезьяны взаимосвязаны данные о тех или иных формах ее поведения и о возможных последствия этих действий это такой вид переработки данных, к которому, пожалуй, способны только обезьяны. Воспоминание определенной формы поведения можно передать словами “что-то приходит на ум” или, как это делает наука, назвать “актуализацией” накопленной информации.


Среди шимпанзе одним решения “приходят на ум” быстро, другим – только спустя какое-то время. Вот пример: американский ученый поставил перед шимпанзе двухметровый ящик, открытый с обеих сторон, рядом с ящиком положил трехметровую жердь. На глазах у подопытного шимпанзе экспериментатор кладет в середину ящика банан и закрывает ящик. Обезьяна должна шестом вытолкнуть плод из ящика. Все до одной обезьяны (а их было 12 особей) через то или иное время справились со своей задачей. Только самка Мамо, казалось, не сумела найти решения. Но на 13-й день проведения опыта она неожиданно схватила жердь, засунула ее внутрь ящика и вытолкнула банан с другого конца. Прошло 13 дней, прежде чем шимпанзе “пришло на ум” решение задачи. Лишь тогда в ее голове возникла плодотворная связь между воспринимаемыми данными, с одной стороны, и накопленной информацией о возможном поведении – с другой.


Некоторые способности шимпанзе можно выявить только в экспериментах с животными, находящимися в неволе, так как приходится создавать условия, не встречающиеся в природе. Рассмотрим другой опыт. Есть ящик, который можно открыть с помощью дверцы, находящейся со стороны животного. Во время опыта в ящик кладут вишню, которую обезьяна должна достать. Открыть дверцу нелегко из-за большого числа запорных устройств. Для простоты рассмотрения я напомню лишь о некоторых из них. Во-первых, с боку дверцы находится крючок, который закладывается в ушко и открывается поднятием вверх. Во-вторых, сверху вставляется штырь, так что можно открыть, только вытащив его. В-третьих, орт дверцы вдоль ящика идет цепочка, которая закручивается на противоположной стороне на закрепленном там коротком штырьке. Чтобы получить доступ в ящик, нужно размотать цепь, вытащить штырь и поднять крючок.


В целом все обезьяны справились с этими запорами, безусловно, проявив понимание. Справились они с дальнейшим усложнением задачи. Выражаясь языком науки, шимпанзе так первично переработали данные, что определенные действия и результаты этих действий привели к желаемому результату. Вполне возможно, что описанные достижения суть проявления мыслительного процесса, который представляет собой особый вид переработки информации.


Различных видов и способов переработки информации много. Эта переработка по-разному проходит у животных и человека, и мы вправе называть ее мышлением только при условии, что не будем забывать об огромной разнице между животными и людьми или тем более искать лишь чисто биологического объяснения мышления и вообще поведения человека. Человеческое мышление представляет собой отражение объективной действительности. С помощью понятий человек проводит различие между общим и частным. В этом смысле люди обладают способностью, намного превосходящей способность шимпанзе не только распознавать, но и применять в своей деятельности то, что имеет общее значение. Размышления о чем-либо уже имеющемся и его целесообразное использование приводят к изменению и расширению потребностей, которые играют важную роль в мышлении человека. А вместе с потребностями меняются и люди.


То, что происходит в голове шимпанзе, значительно проще, чем те сложные процессы, которые протекают в мозге у человека. В мышлении всех животных отсутствуют понятия, которые могут образоваться только при наличии языка. У животных имеет место относительно непосредственное отражение существующего. Поэтому мы говорим о доязыковом, образном мышлении животных. Их потребности не изменяются от поколения к поколению. Они включают, прежде всего, пищу, продолжение рода и защиту от различных превратностей жизни. Животные используют природу, но не изменяют ее в соответствии с изменяющимися потребностями.


Мышление животных образное, доязыковое и не связано с понятиями. Оно служит потребностям, которые благодаря прогрессу общества постоянно повышаются.


Шимпанзе способны к ассоциативному мышлению, в частности, на основе математических операций с количеством и пропорциями целого. Знаменитая Сара, которая столь успешно обучалась символическому языку у Дэвида Примака, в серии опытов по методу “выбора по образцу” не только правильно дифференцировала половину, четверть, три четверти яблока, не говоря уже о числе целых объектов до четырех, но и в86 случаях из 100 правильно устанавливала соответствие между диском с отсеченной четвертью и кувшином, наполненным подкрашенной водой на три четверти!


Но и это, оказывается, еще не все. Четырехлетняя самка шимпанзе в 90% испытаний выбирала из четырех сосудов со скрытой разной глубиной именно тот, в который при обезьяне наливалось больше жидкости, хотя снаружи емкости выглядели одинаково. Так изучался принцип “сохранения”.


Шимпанзе хорошо различают предметы по фотографиям и не пытаются “съесть” изображение винограда, яблока, апельсина. Делают они это и по слайдам. Запросто отделяют фотографии с живыми объектами от изображений неживых, детей – от взрослых, полное - от частного изображения. Руку с пятью пальцами немедленно отделяют от руки с тремя спрятанными пальцами. Они все же легче классифицируют предметы по их физическим свойствам, чем по назначению: например, железные пуговицы чаще складывают с монетами, однако они это делают не по одному, а по нескольким признакам – по форме, цвету и материалу.