01. Эволюция человека из обезьяны, точнее: как ее не было

Вертьянов С. Ю.

Современный человек еще со школьного возраста привыкает относиться к гипотезе Дарвина как к великому научному открытию. Из года в год каждому поколению школьников рассказывается о том, что труд сделал за миллионы лет из обезьяны человека. Дети надолго запоминают и палку-копалку, и острые камушки как первые орудия труда, и первые проблески у обезьян необычной для животных сообразительности. Написано много захватывающих книг об этой "заре человечества". Правдоподобными кажутся рассказы о том, как в первых сообществах этих еще недо-человеков, но уже не обезьян возникла необходимость общения, приведшая к появлению условных гортанных звуков. Как они в борьбе за существование образовывали первые семьи с примитивным разделением труда: папа ходил на охоту, мама готовила пищу и ухаживала за детьми. Но в этой идиллии не хватало главного — доказательств самого факта перерождения обезьяны в человека.

Несмотря на широкую известность, которую в конце девятнадцатого века приобрело сногсшибательное "открытие" Дарвина, серьезные ученые гипотезу не приняли. Р. Вирхов, Л. Агасис, К. Бэр, Р. Оуэн, Г. Мендель, Л. Пастер указывали, что гипотеза ложна и противоречит фактическим данным. Да и сам автор, чувствуя массу недостатков в своем труде, более 20 лет не решался опубликовать свою идею и признавался в одном из писем: "Будущая книга весьма разочарует Вас — уж очень она гипотетична. Я уверен, что в этой книге вряд ли найдется хоть один пункт, к которому невозможно подобрать факты, приводящие к прямо противоположным выводам". Труд Дарвина "О происхождении видов" впервые вышел в свет в 1859 г., а на издание еще более смелой книги "Происхождение человека" автор решился только в 1872 г.

Появившаяся гипотеза захватывала своей необычностью и размахом. Еще бы! Такие забавные подробности собственной родословной! До дарвинских времен люди были уверены, что в мире, однажды сотворенном Богом, все живые существа, и человек в том числе, живут без больших изменений, и вдруг "выясняется", что виды животных вовсе не сотворены, а развились друг из друга в процессе эволюции, а сам человек произошел от обезьяны! Сенсационная идея засела в умах так крепко и укоренилась настолько глубоко, что и по сей день со страниц толстых энциклопедий на нас умными глазами смотрят наши "бабушки и дедушки" — обезьяночеловеки! Со времен Дарвина люди особенно живо интересуются их останками. Чтобы понять, свидетельствуют ли эти останки о реальности эволюции, обратимся к истории находок.

Питекантpоп (яванский человек). Голландский врач Эжен Дюбуа, вдохновившись новой гипотезой, бросил институтскую кафедру, благоустроенную жизнь и отправился на остров Ява искать останки обезьяноподобного предка. В 1891 году он обнаружил целое месторождение окаменелостей различных животных, и среди них известные нам из школьных учебников человеческую бедpенную кость и чеpепную кpышку, явно похожую на обезьянью. Счастливый Дюбуа поспешил заявить общественности о находке "пpедка" — кpупной человекообразной обезьяны. Ученого вовсе не смутило то, что бедpенная кость лежала в пятнадцати метpах от черепа. Исследования показали, что у неизвестного обладателя кости было тяжелое костное заболевание, и притом в запущенной фоpме, больной нуждался в постоянном уходе и дожить до своих пpеклонных лет мог лишь в культуpном обществе, а в дикой пpиpоде ни одно существо с таким заболеванием не выжило бы. В 1895 году, исследовав найденную Дюбуа черепную крышку, бесспоpный автоpитет в областях сpавнительной и патологической анатомии Р. Виpхов заявил, указав на глубину швов чеpепа, что это череп животного, скоpее всего гигантского гиббона, а бедpенная кость никакого отношения к нему не имеет. Виpхов отказался тогда даже участвовать в дебатах на эту тему. Но сенсация есть сенсация, тем более долгожданная! Известие о чудесной находке, "подтверждающей" теорию эволюции, облетело весь миp и пpочно обосновалось на стpаницах книг. Лишь только в 1920 г. выяснилось, что вместе с так называемым питекантропом Дюбуа нашел еще два человеческих черепа и бедренные кости, также принадлежавшие человеку. Всемиpно известный откpыватель питекантpопа ввел общественность в заблуждение: ведь если бы он выложил все кости одновpеменно, никому и в голову не пpишло бы искать связь между человеческой бедpенной костью и фрагментом чеpепа обезьяны.

Найдено было и еще несколько черепов обезьяньего типа, тоже названных останками питекантропов. При детальном рассмотрении оказалось, что это скорее черепа гиббонов. Замечена интересная особенность: их базальная часть удалена таким образом, как это делается человеком, чтобы употребить в пищу обезьяний мозг. Вероятно, для этого люди и охотились на гиббонов.

На этом истоpия питекантpопа закончилась. Незадолго до смерти Эжен все-таки пpизнался, что кусок чеpепа скорее всего действительно пpинадлежал большому гиббону. Но... сенсация уже состоялась.