Питание млекопитающих

Питание зверей приходится изучать самыми разнообразными способами в зависимости не только от экологии животного, но и от характера пищеварительных процессов. Основными приемами являются: анализ содержимого желудков, кишечника, защечных мешков, экскрементов, разбор остатков пищи и запасов в кладовых, учет погрызов и поедей на местах кормежки («жировки»), непосредственные наблюдения в природе за кормящимися животными, изучение питания по следам, постановка опытов в природе и в лаборатории.

Питание хищников

При исследовании питания хищных наибольшее значение имеет анализ содержимого желудков и экскрементов.

Желудки извлекаются из тушек всех добытых тем или иным способом животных. Тушки промысловых видов можно в большом количестве собирать с помощью охотников, которые обычно все равно их выбрасывают (за исключением тушек белок, скармливаемых собакам). В этом случае необходимо предварительно проинструктировать своих добровольных коллекторов относительно элементарных правил этикетирования, так как в противном случае многие экземпляры не будут иметь указания о времени добычи, поле и пр. Однако и таким материалом не следует пренебрегать, особенно если он относится к какому-либо мало изученному виду или району.

При разборе содержимого желудков животных, добытых ловушками с приманками, необходимо учитывать, что приманка тоже может входить в состав пищевой массы; ее нужно исключать из дальнейшего рассмотрения или относить к примесям. С этой точки зрения предпочтительнее активные способы добывания животных, особенно в те часы суток, когда они почти закончили кормежку, а поэтому состав пищи, уже находящейся в желудке, наиболее полно и точно отражает обычный характер питания, а возможность получения пустых желудков сведена к минимуму. Для количественной характеристики питания особенное значение имеют желудки, целиком наполненные пищей, так как в этом случае можно приблизительно судить о размере добычи за одну кормежку и о количестве данного вида корма, необходимого для насыщения. Как показывает практика, эти данные хорошо согласуются с наблюдениями над кормлением зверей при их содержании в неволе.

Как и при изучении питания птиц, пустые желудки не учитываются при вычислении встречаемости, но тем не менее должны регистрироваться, так как при некоторых обстоятельствах (например, при сильной бескормице) процент пустых желудков может послужить для характеристики состояния кормовой базы и условий существования зверей. К числу пустых относятся также желудки с незначительной массой слизи. При обработке материалов по хищным следует также исключать те тушки, у которых в желудке и кишечнике были обнаружены неопределенные остатки позвоночных (сгустки крови, обрывки мяса) и части собственных конечностей что у зверей, пойманных капканами, наблюдается часто.

К примесям относятся неорганические остатки (земля, песок, галька и т.п.), случайно попавшие остатки растений (сухие листья, травинки, соломинки, веточки и пр.) и, наконец, предметы, связанные с деятельностью человека (веревки, мочало, бумага и т.п.) (Григорьев и Теплов, 1939). Впрочем, в условиях бескормицы, например, в желудках лисиц, последнего рода примеси встречаются постоянно, так как звери вынуждены кормиться на свалках, дорогах и т. п. местах, и в этом случае примеси представляют безусловный интерес для характеристики питания.

Остановимся теперь на некоторых технических деталях разбора желудков хищных. Он, пожалуй, проще, чем анализ желудков других млекопитающих, так как пища здесь часто находится большими кусками, особенно если зверь добыт во время кормежки, и содержит крупные части скелета и шерсть — наиболее ценный материал для точного определения съеденного.

Содержимое извлекается из желудка, взвешивается, выкладывается в какой-нибудь подходящий плоский сосуд и промывается водой, затем процеживается сквозь мелкое сито и, наконец, оставшееся в сите разбирается на основные фракции. Перед определением материал высушивается; это особенно важно при определении волос и перьев, которые во влажном состоянии совершенно изменяют свою окраску. Для определения остатков съеденных животных нужно иметь не только эталоны их скелетов, но и образцы шерсти или целые шкурки, так как волосы хорошо сохраняются в желудках. В некоторых случаях для определения по волосам приходится прибегать к помощи микроскопа; здесь полезны препараты волос наиболее распространенных видов. Однако, при этом следует иметь в виду сильную изменчивость волосяного покрова в разных частях шкуры, не говоря о сезонных и возрастных изменениях.

Система записи и этикетирования материала, направляемого для определения, та же, что и описанная для птиц.

Разбирая пищевую массу, нужно стремиться подсчитывать количество съеденных животных, так как это позволит при обработке не ограничиться вычислением относительной встречаемости различных видов в составе пищи хищника, но значительно углубить анализ. Частота встреч совершенно не учитывает различий в массе съеденного корма, а поэтому смазывает относительное значение отдельных групп в питании. Вычисляя встречаемость, мы только отмечаем факт поедания разных животных. При характеристике питания, скажем, горностая или норки, добывающих животных примерно одинакового размера, это не имеет большого значения, но при изучении такого крупного хищника, как волк, который поедает и крупных зверей и мелких грызунов, совершенно необходимо учитывать вес съеденной жертвы. Для такой характеристики питания нужно знать количество съеденных животных и их средний вес в данной местности. Так, например, в упоминавшейся сводке Григорьева и Теплова все весовые пересчеты, для удобства сравнения, приводятся в условных кормовых единицах. За условную кормовую единицу — эквивалент — принята серая полевка, так как в условиях Волжско-Камского края она является основным кормом хищных зверей почти во всех биотопах. Пищевая масса съеденных экземпляров каждого вида выражена в весах от серой полевки, что указывает на относительный вес съеденной массы и характеризует его значение в пищевом балансе изучаемого хищника. Аналогичная методика применена в работе Н. П. Лаврова (1937) по экологии колонка, но за основу принят вес рыжей полевки, а также в работе о питании лесной куницы в Кавказском заповеднике С. С. Донаурова, В. П. Теплова и П. А. Шикиной (1938), где веса отнесены к весу кустарниковой полевки.

При изучении питания хищных зверей все большее значение приобретает анализ экскрементов, так как он дает достаточно удовлетворительные результаты, а вместе с тем отличается большой простотой и доступностью, особенно в смысле получения исходного материала. По сути дела этот способ является единственным массовым приемом изучения питания хищников в непромысловое время, когда обычно почти невозможно добыть большое количество зверей. Но и зимой капрологический метод заслуживает широкого применения, тем более, что у значительной части зверей, добытых капканом, желудки бывают пустыми или с остатками приманки. Для получения по возможности полной и исчерпывающей картины характера питания в разное время и его изменения в связи с динамикой экологических условий, необходимо наладить систематический сбор экскрементов изучаемых видов около нор, по лесным и полевым дорогам и тропинкам, на камнях, около пней, межевых столбов, на кротовинах и т. п. приметных местах. Многие животные имеют обыкновение испражняться на определенных местах и эти пункты следует очищать регулярно. Найдя экскремент зимою где-нибудь на снегу, нужно раскопать снег, так как часто в нижних его слоях можно найти еще несколько экскрементов. При обработке материала каждый отдельный экскремент или обособленная кучка их рассматриваются, как одно «данное».

Во время сбора экскременты упаковываются в бумажные пакетики, на которых пишутся порядковые номера и основные сведения о месте, дате нахождения и видовой принадлежности. Если анализ намечено произвести спустя некоторое время, то нужно хорошо просушить пакетик с материалом.

Разбор экскрементов производят либо в сухом виде, либо предварительно размочив в воде. При разборе сухих экскрементов легко повредить остатки насекомых и даже мелкие кости. Но зато процесс разборки происходит быстрее и найденные остатки можно сразу же определить, тогда как при мокром способе шерсть и перья до определения приходится высушивать, чтобы они приняли свою естественную окраску. Для размачивания экскрементов удобно иметь с десяток блюдцев, чтобы обеспечить постепенную подготовку достаточного количества материала, так как иногда размачивание экскрементов занимает довольно много времени.

При анализе особенно тщательно выбираются части, пригодные для определения — челюсти, зубы, крупные кости конечностей, волосы, перья, чешуя, хитиновые части насекомых, крупные растительные остатки. Разобранный материал распределяется обычным способом на фракции, если нужно высушивается и определяется. В тех случаях, когда это возможно, устанавливается при мерное количество съеденных животных. Окончательная обработка сводится к вычислению относительной встречаемости отдельных компонентов.

Обильный материал по питанию может быть собран в виде остатков пищи около нор лисиц, песцов и других хищников во время выкармливания молодняка. Этот материал позволяет выяснить не только видовой состав пищи, но и ее количество, что особенно ценно. Около нор можно производить также и непосредственные наблюдения.

Некоторые мелкие хищники, главным образом из семейства куньих, устраивают запасы. Они тоже должны использоваться для изучения питания.

Ценные данные могут быть получены путем наблюдения за хищниками в природе, а особенно во время следопытческих экскурсий. Наилучшие результаты дает тщательное тропление (см. выше). При троплении подсчитываются все остатки пищи, места успешной и неудачной охоты и т. д. В итоге накапливаются не только описательные данные, но и количественные показатели о размерах добычи, местах и эффективности охоты и пр. В сочетании с анализами желудков и экскрементов, эти наблюдения позволяют полно характеризовать условия питания вида (см., например, интересные данные о мышковании лисицы в работе Барановской и Колосова, 1935).