Прошлое животного мира

ФИЛОГЕНИЯ И ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ ЖИВОТНОГО МИРА

Система живых существ неразрывно связана с их филогенией. Это две стороны одного и того же явления: система — это статическое состояние современного животного мира, филогенетика дает представление о процессе становления современных таксономических подразделений и тем самым об их родственных связях. Естественная система без филогении, так же как и филогения без естественной системы, теряет свой реальный смысл.

В прилагаемой схеме филогенетического развития животных (рис. 1, см.ниже) отражены современные представления. Многие части этой схемы достаточно общепризнанны и не вызывают сомнений. К ним можно отнести возникновение губок и кишечнополостных от одноклеточных животных, возникновение низших червей (турбеллярий) от кишечнополостных и немертин от низших червей (турбеллярий). Несомненно возникновение членистоногих от кольчатых червей (морских кольчецов — полихет).

На фото - немецкая овчарка.

Также общепризнанно близкое родство групп, относящихся к вторичноротым. В остальном филогенетические связи более или менее спорны. Прежде всего вызывает сомнения генезис губок. Еще более неясны происхождение и генетические связи олигомерных групп первичноротых — форонид, мшанок и плеченогих, ошибочно объединявшихся иногда термином Tentaculata (щупальцевые) или Prosopygii (переднепорошицевые).

Развитие эмбриологии, сравнительной анатомии, экспериментальной генетики и сравнительной биохимии будет способствовать построению достаточно достоверной филогенетической схемы. Много очень важных данных для построения филогении дает также и палеонтология.

Так, отпечатки трилобитов и их четырехсегментных личинок дали возможность сблизить их с классом хелицерат и приблизить к ним представителей класса мечехвостов (Xiphosura), имеющих трилобитообразную четырехсегм«нтную личинку. Самые древние иглокожие карпоидеи (Carpoidea) были уже сидячими организмами (вели прикрепленный образ жизни), но сохраняли еще двустороннюю симметрию. Это одно из доказательств, что предками современных иглокожих были двусторонне-симметричные организмы. Генетические взаимоотношения внутри типа моллюсков, особенно головоногих, смогли быть разъяснены благодаря богатейшим ископаемым остаткам вымерших групп.

Наиболее замечательные факты дает палеонтология для суждения о генеалогии современных групп позвоночных (группа кистеперых рыб). Это касается в равной степени и вопроса о возникновении наземных позвоночных, происхождении рептилий, птиц и млекопитающих.

В филогенетических построениях очень большое значение имеет принцип эволюционного развития, который лежит в их основе (принцип монофилии или полифилии). Большинство зоологов придерживаются дарвиновского принципа монофилии, однако имеются и сторонники полифилии.

Принцип монофилии требует единого корня происхождения как для всего животного мира, так и для каждой систематической группы.

Полифилитическая концепция, наоборот, допускает возможность возникновения отдельных систематических групп животных, как и всего животного мира, из нескольких корней путем конвергентного схождения. Эта концепция находит свое применение в палеонтологии.

Борьба двух концепций идет и по вопросу о происхождении человека. Советские антропологи, так же как и многие ученые за рубежом, считают, что все человеческие расы произошли от одной предковой группы. Некоторые зарубежные антропологи склонны искать разные корни вида Homo sapiens — азиатские, африканские, австралийские.

В истории выработки естественной системы и филогении таких примеров можно было бы привести очень много. Всего 150 лет назад великий французский специалист по сравнительной анатомии Ж. Кювье объединил фораминифер и моллюсков за внешнее сходство в строении раковины, присоединяя к ним и усоногих ракообразных, что уже не соответствует современным представлениям.

Вся история современной системы животных — это стремление к естественной системе и утверждения принципа монофилии.

Принятая в настоящем издании филогения животных построена по монофилитическому принципу.

Геология дает возможность расположить в хронологическом порядке время появления, наибольшего развития и вымирания многих групп животных, остатки которых сохраняются в ископаемом виде (рис. 2). Прежде чем рассмотреть эту схему, следует сделать некоторые предварительные замечания. Более или менее достоверная пелеонтологическая летопись застает животный мир не на первых этапах его развития, а в довольно зрелом состоянии. Период с кембрия до наших дней — это, возможно, только одна десятая всего времени развития на Земле животных. При этом следует иметь в виду, что было бы весьма ошибочно переносить представления о скорости развития наземной фауны на все животное царство, а именно на гораздо более богатое типами и классами животное население морей и океанов, иначе говоря, галосферы. Темп филогенетического развития подтипов наземных членистоногих — трахеат и хелицерат (классы многоножек, насекомых и паукообразных) — и подтипа наземных позвоночных (большинства амфибий, рептилий, птиц и млекопитающих), а также некоторых других небольших групп почвенных и пресноводных беспозвоночных (саркодовых, жгутиковых, инфузорий, турбеллярий, коловраток, олигохет, моллюсков, ракообразных и некоторых других) в истории развития животного мира занимает особое место и представляет собой бурный процесс заселения не заселеной до того наземной и пресноводной среды выходцами из океана. Если мы перенесем темпы развития с наземной фауны на морскую, то получим значительное несоответствие. Совсем другими темпами характеризуется развитие
морских животных, включающих 15 типов фауны. Пока суша не была заселена растительностью, на ней было невозможно и развитие жизни животных. Только в силурийское время у морских побережий стали возникать предковые для наземной растительности формы.

Галосфера — морские воды, от греческого halos — соленый.