Медвежьи метки

Взрослые медведи ведут одиночный образ жизни. Если зверю-трехлетку удастся найти свободный, не занятый сородичем участок леса, он обосновывается там и оберегает его. Такой участок имеет свои строго помеченные медведем границы, к которым другие медведи относятся с уважением.

Обозначая границы, хозяин участка выбирает отдельные деревья, чаще всего ели, и наносит на них свой запах: мочится возле комля и, поднимаясь на задние лапы, царапает когтями ствол, трется об него сначала грудью, затем спиной, холкой, затылком и даже лбом, последнее он совершает, стоя спиной к дереву и запрокидывая голову, причем еще и обхватывая в этот момент передними лапами ствол выше головы, где и остаются хорошо заметные следы когтей.

Такие "пограничные столбы" встречаются на лесных тропах, возле дорог, на визирах и просеках, что можно заметить по потертости на коре, царапинам и клочкам шерсти, прилипшим к стволу. Нередко кроме этих отметин медведи делают еще и закусы, вырывая из ствола клыками щепу и лоскуты коры. Однажды следы медвежьих клыков я встретил на квартальном столбе в полуметре от земли, причем было заметно, что метку здесь зверь ставил неоднократно. Обычно же закусы бывают более высоко, на таком расстоянии от земли, какое позволяет рост вставшего на задние лапы медведя.

Известный знаток медведей В. С. Пажетнов подметил, что при подходе к меченым деревьям зверь оставляет на земле еще и следовые метки. В 20-10 метрах от дерева он меняет свою походку: выгибает спину горбом, выпрямляет и широко расставляет ноги, а кроме того, вращательным движением ступней продавливает в почве круглые углубления.

В лесах с хорошо развитым травянистым покровом опытный наблюдатель может идти по медвежьему следу, ориентируясь по примятой, а порою и по раздавленной зверем растительности: подсыхая, растения меняют цвет, путь медведя становится более заметным.

Ранним утром в середине лета легко наблюдать следы медведя на траве, пока роса еще не просохла. Кормовые наброды зверя в это время резко выделяются изумрудными дорожками на фоне серебряной росистой травы.

Особенно много следов оставляет медведь при добывании корма: разрытые муравейники и гнезда земляных ос, разбитый и перевернутый колодник, под которым зверь находит личинки различных насекомых, согнутые молодые осинки с обкусанной сочной листвой, помятый малинник, обломанные ветви рябины, раскопанные норы полевок и бурундуков и множество других следов...

В холодное предзимнее время следы медведя встречаются реже; зверь залегает в берлогу обычно до выпадения снега. Однако в неурожайные на корма годы, когда медведь не успевает с осени накопить достаточно жира, или если случается ранний снегопад, можно встретить отпечатки медвежьих лап и на снегу. Чаще же следы на снегу приходится встречать весной после выхода медведя из берлоги. В это время зверь избегает глубокоснежных мест, придерживается проталин на южных склонах, по берегам речек, на вырубках, гарях, болотах и других открытых местах. При передвижении его по снегу особенно заметна косолапость. Иногда следы медведя встречаются и в середине зимы. Это бродят звери не залегшие по причине недостаточной упитанности, либо поднятые из берлоги охотниками или лесорубами.

Медведи хорошо знают, что оставленные ими следы выдают их местонахождение, а потому стараются как-то скрыть их, прибегая к различным уловкам. Например, когда медведь встречает на пути упавшее дерево, он не преминет взобраться на ствол, пройти по нему до конца, а потом спрыгнуть на землю.

Интересный способ запутывания следов медведями описывает известный русский медвежатник А. А. Ширинский-Шахматов. По его наблюдениям, медведь, прежде чем приблизиться к району будущей берлоги, выходит на проезжую дорогу, долго идет по ней, а затем, чтобы сбить с толку своих возможных преследователей, сходит с дороги, пятясь задом. Такой прием зверь повторяет, прежде чем залечь в берлогу, несколько раз.

Однажды на Онежском полуострове мы с приятелем шли по следу медведя, только что покинувшего берлогу. Был конец апреля, и в этом северном краю еще лежал глубокий снег. Медведь вышел из берлоги ранним утром, по морозцу, и наст хорошо держал его. Однако скоро снег под лучами яркого солнца размягчился, наст под зверем стал проваливаться. По следам было заметно, что идти ему было тяжело и он подыскивает место для дневки. Чтобы обезопасить свой отдых, медведь сделал большой круг, приблизился к своему следу и залег в разрытый еще не проснувшийся муравейник. С лежки зверь прекрасно видел, как мы проходили мимо в 40-45 метрах по его следу. Выждав, пока мы скрылись из виду, зверь покинул лежку и удалился. Когда же мы с большой осторожностью подошли к его остывшей лежке, медведь был уже далеко.

Такой способ скрыть свое логово или, вернее, оградить себя от внезапного приближения врага используют не только медведи, но и многие другие звери.