Уникальные случаи из жизни медведей

В Байкало-Ленском заповеднике встречаются слепые и глухие топтыгины
Медведи Байкало-Ленского заповедника спят. Прошедшее лето выдалось урожайным, и мишки разбрелись по берлогам в хорошем настроении. По словам Виктора Степаненко, начальника отдела экологического просвещения заповедника, последние следы косолапых специалисты наблюдали 31 октября. Стояло тепло, и с отходом ко сну звери задержались дней на десять.

Степаненко утверждает, что по последним следам медведей можно узнать много интересного. Например, если пятки толстые, значит мишки сытыми спать легли. На этот раз так и произошло. Но прежде заповедные медведи успели совершить несколько неординарных поступков. И люди при этом тоже вели себя достаточно странно.
Зимой эвенки из села Верхняя Тутура Качугского района отправились охотиться на медведей. Каково же было их удивление, когда в одной из берлог они обнаружили медведицу с пятью медвежатами. По словам Виктора Степаненко, обычно медвежат бывает двое. Один и трое — уже реже, а пятеро — и вовсе, можно сказать, уникальный случай.

Однако в живых из этого большого семейства уже никого не осталось. Медведицу забили сразу, а медвежат принесли в село, где они были никому не нужны...
Эта грустная зимняя история плавно перетекла в летнюю ужасную: сотрудников Байкало-Ленского заповедника пугал слепой медведь.

Виктор Степаненко рассказал, как в районе мыса Покойники худой, взъерошенный и некрасивый топтыгин загнал научную сотрудницу заповедника в воды Байкала.
Женщина кидала в медведя камни, а он шел напролом, не разбирая дороги, и реагировал, по всей видимости, только на звуки и запахи.

Когда научная дама бросила камень в сторону от медведя, он, следуя за звуком, удалился, но, продолжая свой почти интуитивный путь, напоролся на другую научную сотрудницу заповедника.

Через некоторое время этот странный медведь был замечен туристами, которые тоже здорово напугались. Но потом слепого зверя никто не встречал. Степаненко считает, что его могли забить другие косолапые.

Помимо слепых медведей в наших лесах встречаются и глухие. А такие больные животные представляют для человека наибольшую опасность. С одним из тугих на ухо повстречался как-то и Виктор Степаненко.

— Медведи сотрудников заповедника, как правило, уважают и уступают дорогу, — рассказывает Виктор Николаевич. — А тут идет мне навстречу огромный медведь серого цвета, как североамериканский гризли, и останавливаться даже не думает. Когда расстояние между нами сократилось до сорока метров, я заволновался и закричал: "Мишка, куда идешь, смотреть надо на дорогу!" А он и ухом не ведет. Ветер дул на Байкал, запаха медведь не слышал и на звуки не реагировал. Сорок метров — это еще безопасное расстояние, а вот 20 — уже серьезно. Я выстрелил вверх из карабина. Он опять не слышит. Выстрелил в воду рядом с ним. Пуля подняла большой фонтан. Он посмотрел и дальше пошел. Я понял, что медведь глухой, присел и стал ждать. Когда медведь дошел до моего следа, он начал озираться по сторонам. Я помахал ему: "Миша, я здесь". Тогда "гризли" резко развернулся и побежал, только пятки засверкали.

Почему медведь ничего не слышал, остается только догадываться. Степаненко предполагает, что это могло быть какое-либо заболевание или последствие медвежьей свадьбы: когда мишки дерутся, они дают друг другу такие оплеухи, что могут лопнуть барабанные перепонки.

Юлия Улыбина