Одичавшие собаки

ОДИЧАВШИЕ СОБАКИ И МОДЕЛЬ ОДИЧАНИЯ (ФЕРАЛИЗАЦИИ)

Одичавшие собаки не представляют собой однородную категорию животных. Одной из главных трудностей при проведении исследования одичавших собак является определение истинного статуса изучаемых собак, поэтому предлагаются несколько разных определений (Коси и Кьюд 1980; Боитани и Фабри 1983; Дэниелс и Бекофф 1989а, 1989б). Различие между одичавшими, бродячими и другими безнадзорными собаками иногда является вопросом степени (Несбитт 1975).

Категории собак классифицируются на основании поведенческих и экологических особенностей (Скотт и Коси 1973, Коси и Кьюд 1980); данных о происхождении собаки (Дэниелс и Бекофф 1989а, 1989б); основного типа участка обитания (сельские или городские безнадзорные: Берман и Дюхаар 1983; собаки, имеющие неограниченный доступ к общественным территориям: Бек 1973); характер и степень зависимости собаки от человека (WHO 1988). Боитани и др. (в печати) определяли одичавших собак как животных, живущих в диком и свободном состоянии, не имея питания и укрытий, специально предоставляемых им человеком (Коси и Кьюд 1980), и не демонстрирующих никаких признаков социализации по отношению к людям (Дэниелс и Бекофф 1989а), им свойственно, скорее, продолжительное упорное стремление избегать прямых контактов с человеком.

Чтобы не смешивать одичавших собак с другими безнадзорными собаками, применялись прямые наблюдения и отслеживание с помощью радио. Многообразие существующих определений усугубляет трудности сопоставления результатов, полученных в разных исследованиях. Еще одна сложность возникает при рассмотрении одичания с точки зрения эволюции, когда одичание описывается как идущий вспять процесс одомашнивания (Хейл 1969, Брисбин 1974, Прайс 1984) или как поведенческий онтогенетический процесс (Дэниелс и Бекофф 1989в): обе интерпретации рассматривают разные уровни (популяция и индивид) и подразумевают разные шкалы времени, а также разные теоретические и исследовательские подходы (Дэниелс и Бекофф 1989в).


В самом деле, большинство авторов сходятся на том, что “владельческие”, “бродячие” и “одичавшие” собаки не являются замкнутыми классами и что на протяжении жизни собаки её статус может изменяться (Скотт и Коси 1973, Несбитт 1975, Хибата и др. 1987, Даниелс 1988, Дэниелс и Бекофф 1989а), что подтверждает точку зрения Дэниелса и Бекофф (1989в), согласно которой одичание есть поведенческий онтогенетический (связанный с индивидуальным развитием) процесс, который иногда имеет место на протяжении жизни одной особи. Только три собаки из 11 взрослых особей, изучавшихся Боитани и др. (в печати) наверняка были рождены в условиях дикой природы, тогда как остальные были пришлыми из деревенских популяций, переходя от бродячего состояния к одичанию.

Изменение статуса может зависеть от ряда естественных или искусственных причин (Рис .1): собака может стать бродячей, избегая контроля со стороны человека; будучи выброшенной или рожденной от бродячей матери (Бек 1975). Бродячая собака может одичать, будучи вытесненной из человеческой среды или кооптированной, либо просто принятой группой одичавших собак, обитающей поблизости (Даниелс 1988; Даниелс и Бекофф 1989а, 1989 в), подобно большинству членов группы, исследованной Боитани и др. (в печати). В том же исследовании было обнаружено, что некоторые безнадзорные собаки могли выказывать элементы поведения и отношения к окружающим, промежуточные относительно ожидавшимся, исходя из предложенной классификации.

Это позволяет предположить, что изменение статуса у собак не всегда является радикальным и внезапным: скорее, находясь в зависимости от местных стимулов и условий, оно может занять значительную часть жизни особи. Изменение локальных условий может вынудить отдельно взятую собаку в корне изменить тенденции собственного поведения. Возврат к прежней жизни (т.е. в категорию “владельческих”) можно наблюдать, когда бродячая собака подбирается с улицы человеком.


Следующий этап (т.е. переход от состояния одичания к бродячему образу жизни или даже к владельцу) хотя в целом, маловероятен, все-таки наблюдался Боитани и др. (в печати), а совсем недавно экспериментально продемонстрирован одним из нас (П. Кьюччи неопубл.) на примере ресоциализации одичавшей собаки на человека и восстановления её домашнего статуса (в обоих случаях речь идет об особях, которые, хотя и жили как одичавшие собаки, не были рождены в условиях дикой природы).

Тем не менее собранные до сих пор данные позволяют полагать, что когда одичавшие собаки живут в социально-независимых группах (т. е. они связаны социально с другими собаками) и отсутствует вмешательство людей в их жизнь, очень маловероятно, что такие собаки будут стремиться к изменению своего статуса (т.е. процесс одичания в новых поколениях усиливается). С этой точки зрения наше определение одичавших собак (см. Боитани и др. в печати) совпадает с мнением Даниелса и Бекофф (1989 в), что одичание есть развитие реакции страха на людей и не обязательно включает в себя значительное генетическое отклонение от их домашних предков.