Медведь для охотника

Медведь - соблазнительный охотничий трофей; огнестрельное оружие в руках кажется надежным, безотказным, высокоубойным. В итоге - выстрел по зверю. А он не только живуч и силен, но обладает еще поистине необыкновенным проворством. Наблюдая медведя в спокойной обстановке, никак не ожидаешь от него такой прыти.

При неверном выстреле он в считанные мгновения может оказаться рядом с охотником и наброситься на него. В результате - искалеченный или даже убитый зверем охотник. Как следствие всего этого - прокатывается новая волна слухов, раздутых и искаженных, о кровожадности медведей. А причина всего - ненужный, неверный выстрел, не будь которого человек и зверь наверняка разошлись бы мирно.

В этой связи хочется привести высказывание известного натуралиста из американской службы национальных парков Джорджа Диксона. Он требовал от своих подчиненных никогда не входить с оружием в руках в места обитания даже самых грозных животных (в национальных парках США обитают наиболее крупные подвиды бурых медведей и пума - все опасные звери). Вот что он говорил по этому поводу:

"Большинство диких зверей теперь отлично знает запах оружия и боеприпасов. Животные знают, что ружья применяются для убийства, а поэтому их запах возбуждает у них стремление к борьбе. И еще важнее, что, входя без оружия в этот мир, где вы - посторонние, вы входите с робостью. Вы не остановитесь при. встречах с животными поперек дороги, а вполне резонно отойдете в сторону. Такая манера поведения обеспечит вам безопасность, так как смирение - лучший вид защиты при встречах с животными". Совершенно справедливые слова, полностью применимые и к алтайскому бурому медведю.

Итак, если вы идете в горы или в тайгу не на охоту, не берите с собой охотничье ружье. Это безопаснее для вас, так как облегчает возможность воздержаться от выстрела и заметно усиливает ваше естественное желание уступить медведю дорогу.

В каких случаях медведь может быть опасен, как лучше держаться при встрече с ним? Наиболее опасен медведь раненый, когда его преследуют по горячим следам. Тогда он может затаиться (а прятаться этот зверь умеет в совершенстве) и внезапно напасть с близкого расстояния.

Опасна медведица, если человек нечаянно окажется между нею и ее медвежатами. Но скорее всего, если медведица не убежит сразу же, что в этом случае бывает чаще, она будет лишь пугать, делая в сторону людей выпады и "пышкая". Стоит отойти в сторону, как она уведет медвежат и инцидент будет исчерпан.

Может представлять опасность медведь, к которому человек подойдет слишком близко, особенно если зверь поедает добычу. Бывает медведь опасен при очень близкой встрече, тогда он может ударить человека просто от страха.

Избежать этих ситуаций, чреватых опасными последствиями, не составляет труда. Передвигаясь по тайге там, где есть медведи, надо хотя бы немного шуметь - разговаривать, напевать, насвистывать, трещать сучьями при ходьбе и т. п. При попутном ветре можно не шуметь - зверь учует людей. Особенно важно производить шум при сильном встречном ветре. Этих предосторожностей достаточно, чтобы зверь издали услышал или учуял людей и заблаговременно, а потому спокойно, без паники и страха, что как раз и опасно, ушел с их дороги.

Из неспровоцированных нападений медведя на человека достоверно известны несколько десятков случаев, которые произошли в других местах Сибири. На Алтае нам известны всего 2-3 таких случая. В одном из них на охотника напал шатун, обреченный на гибель от голода, в другом - медведица, защищавшая медвежат.

Известны также нападения на людей медведя, попавшего в петлю. Эта варварская охота всюду запрещена, тем не менее петли на медведя, в том числе и на Алтае, браконьеры продолжают устанавливать. Медведь в петле зря не бьется, как лось или марал, это умный зверь. Среди них встречаются даже такие умельцы, которые снимают с себя петлю. Если охотник долго не проверяет свою снасть, медведь погибает от жажды или истощения.

Как-то в саянской тайге двое охотников шли по тропе, не подозревая, что впереди в петле, установленной другим охотником, сидит медведь. Зверь услышал людей, затаился. Подпустив их на длину троса, он с громким ревом бросился на переднего и подмял его.

Второй охотник, видимо малоопытный и робкий человек, испугался и убежал домой, не попытавшись помочь товарищу. Попавший в беду охотник сумел достать нож и убил медведя, но и сам погиб от ран и шока, прежде чем пришла помощь.

Аналогичный случай на Алтае, в верховьях Чарыша, окончился благополучно. Пять охотников возвращались верхом из тайги в деревню, когда на них внезапно с ревом бросился из-за дерева медведь. Достать, к счастью для людей, никого не смог - поторопился. Но из пятерых опытных наездников, местных жителей, ни один не усидел в седле, все попадали на землю, когда кони в испуге шарахнулись в разные стороны. Привязанного медведя, конечно, убили, но домой пришлось идти пешком, так как лошади не остановились, пока не прибежали в деревню.

Хочется привести еще один случай, который может служить хорошим подтверждением слов Джорджа Диксона, приведенных выше. Рассказал его мне старый охотник-хакас. У него была припрятана в тайге винтовка. От плохого хранения она поржавела, обычными были осечки. У самого охотника была к тому же покалечена на войне одна рука. Как-то в тайге он вышел иа полянку, в тот же момент на другой стороне показался крупный медведь.

Увидев человека, он остановился. Охотник заколебался - было какое-то чувство, что стрелять не следует. Но все-таки поднял винтовку, прицелился и нажал на спусковой крючок. Осечка. Зверь пошел на него. Охотник успел еще два раза передернуть затвор и нажать на спуск - снова осечки. Медведь был уже рядом и с такой силой ударил лапой по винтовке, что она с погнутым стволом отлетела далеко в сторону. Следующим ударом он сбил человека с ног и принялся рвать когтями голову и лицо. Охотник не потерял сознания, все помнил и рассказывал о том случае с деталями и подробностями, живо и даже с юмором. Видимо, во время нападения зверя он, опытный охотник, фронтовик, сохранил полное самообладание.

«Рвет он меня, очень больно, я зарываюсь головой в мох, а он норовит пониже, с лица зацепить меня когтями. Потом перестал рвать, отошел вроде. Я поднял голову, глаза от крови протираю, хочу посмотреть, где он, что и как? А он вот он - рядом стоит. Бросился тут же снова на меня, опять рвет. Потом, видно, надоело рвать, он всей тушей навалился на меня. Сильно придавил, тяжело, дышать не могу. Думаю - дурак! Зачем шевелился! Лежал бы тихо, может, ушел бы! А он давил, давил, я уже почти совсем задохнулся, но тут опять легко стало.слез, видно.

Больше, думаю, не обманешь, не пошевелюсь! Долго так лежал. Слышу - ушел. Все равно не двигаюсь, думаю, может, в сторонке караулит. Потом слышу - идет, что-то большое тащит, шумит. Притащил, на меня навалил, но не тяжело. Опять ушел, скоро еще что-то приволок, придавил сверху - тяжелее стало. Постоял, снова ушел. Лежу по-прежнему, не шевелюсь, боюсь. Долго лежал - все тихо. Тогда вылезать начал. Оказалось, он меня сначала хворостом прикрыл, а сверху большой колодиной придавил...»

Выбрался охотник из-под завала, добрел кое-как до избушки, где был его товарищ, и с его помощью за ночь добрался до больницы. Врачи вылечили охотника, но лицо и голова у него - в страшных шрамах. Винтовку он потом нашел, но у нее не только ствол был погнут, но сломался от удара о дерево и приклад. Похоже, медведь догадывался, что это за штука и для чего она применяется... И скорее всего, зверь не тронул бы охотника, отступи тот тихонько в сторону. В крайнем случае было еще время влезть на дерево.